Видео Медицина

Омский НИИ природно-очаговых инфекций отмечает 100 летний юбилей

ГТРК «Иртыш» подготовил спецрепортаж о работе учреждения и истории предприятия. Омский научно-исследовательский институт природно-очаговых инфекций. Сегодня этому учреждению исполнилось 100 лет. Свиду, казалось бы, обычное, ничем не примечательное здание, но за этой дверью десятки самых разных лабораторий, где исследуют множество особо опасных вирусов. В том числе ковид. Это по-настоящему режимный объект и посторонним сюда вход воспрещён, но для нашей съёмочной группы сделали исключение.

Просто так в лабораторию не пройдёшь. Только в противочумном костюме. Он не пропускает ни воздух, ни воду. Очки, респитатор, перчатки, обувь резиновая. Защита максимальная. Работают здесь с коронавирусом.

В этом помещении биоматериал регистрируют и пронумеровывают. Пробы сюда поступают со всего региона. Работают сотрудники лаборатории по два часа, затем меняются.

Светлана Зеликман — младший научный сотрудник лаборатории зоонозных инфекций Омского НИИ природно-очаговых инфекций
«Как началась пандемия, мы надели костюмы и пошли в бой, на войне как на войне. Сначала было страшно. Страшно заразиться, потому что некоторые пробы приходили не совсем упакованы как следует. С такой пандемией мы столкнулись впервые, поэтому больницы, которые присылали материал, сами не знали как это всё нужно организовать, поэтому были несоответствующие пробы, пролитые пробы.Сейчас мы работаем чётко. Уже не страшно, по крайней мере стараешься об этом не думать.»

Здесь вирус запускают в работу. Его помещают в станцию для выделения нуклеиновых кислот. Исследование длится полтора часа, результаты автоматически выдаются на экран.

Надия Муталинова — младший научный сотрудник лаборатории молекулярной диагностики Омского НИИ природно-очаговых инфекций
«Данный прибор выделяет молекулы РНК, именно РНК, если это коронавирус. В дальнейшем эти образцы передаются в следующий бокс для непосредственой постановки реакции ПЦР.»

А это уже ПЦР-зона. Здесь осуществляется конечный этап исследования биоматериала. Много ли сейчас положительных тестов на ковид — сейчас узнаем.

В этом боксе над биоматериалом продолжают колдовать. Добавляют реакционые смеси и помещают в амплификатор — аппарат для определения возбудителей.

Ольга Теслова — младший научный сотрудник лаборатории молекулярной диагностики Омского НИИ природно-очаговых инфекций
«В день мы делаем около 300-сот проб, из них 50 процентов и выше положительные. Это много. Сейчас в Москве уже начинается волна, и возможно у нас через две недели начнётся.»

Сегодня лаборатория и всё оборудование работают почти безостановочно. Пандемия не даёт расслабляться. Чтобы справиться с объёмами, ручной труд пришлось заменить. К примеру, эта станция выделения нуклеиновых кислот, которая поступила в прошлом году, значительно ускорила работу.

Светлана Рудакова — заведующая лабораторией молекулярной диагностики Омского НИИ природно-очаговых инфекций
«Этот аппарат очень производительный, он позволяет сразу выделять 96 проб, в отличие от ручной методики и конечно он нам сразу ускорил работу. Мы теперь можем до тысячи проб в день на нём выделять. Это намного производительнее. Сейчас мы ждём поступления второго такого аппарата, что мощность лаборатории увеличит в несколько раз. Мы готовы к любым изменениям заболеваемости.»

А это аппарат для секвенирования. Он расшифровывает генетический код вируса. Сегодня специалисты института выделяют 4 штамма, которые циркулируют на территориии региона. Это классический уханьский, более редкие южно-американский и европейский. А в середине июля появился новый индийский штамм, или, так называемый Дельта. Сегодня он самый распространённый, в 90 процентах случаев выявляют именно его.

Сергей Штрек — заведующий лабораторией зоонозных инфекций Омского НИИ природно-очаговых инфекций
«Для индийского штамма характерны кое-какие изменения в геноме. Этот штамм более вирулентный, течение болезни у пациентов более тяжёлое. 33:40/34:00 Сейчас чаще более молодые люди в возрасте от 30-ти лет, когда привозят списки больных, то видно, что ещё весной этого года болели люди старше 50-ти, сейчас от 20-ти лет.»

Сегодня на базе института создан федеральный референт-центр по борьбе с коронавирусной инфекцией. Биоматериал сюда поставляют не только из нашего региона, но также из Кемеровской и Томской областей.

Сейчас не все лаборатории укомплектованы приборами, предназначенными для такой методики как секвенирование. Этому прибору уже лет 10, но он работает как новый , поэтому было принято решение на базе нашего института создать этот референт-центр. У нас есть и специалисты, и оборудование, и помещение, и квалификация. На этом приборе мы способны выполнят только фрагментарное секвенирование, то есть расшифровывать лишь маленькие участки генома. Сейчас нам поставляют приборы, предназначенные для секвенирования 2 и 3 поколения. Это полногеномные секвенаторы, мы можем полностью расшифровать геном вируса возбудителя, а чем больше данных, тем точнее результат.

Коронавирус — сейчас основное, но не единственное направление, в котором работают сотрудники института. Природно-очаговые инфекции никуда не делись. К примеру, эта лаборатория специализируется на клещах. В сезон сюда приносят до 50-ти насекомых в день. Сейчас число снизилось до 10-ти. Самые эндемичные — северные района — Тарский и Муромцевский. Как отмечают сотрудники института, каждый третий клещ — заражённый.

Елена Климова — врач лабораторной диагностики Омского НИИ природно-очаговых инфекций
«В основном боррелиоз, редко клещевой энцефалит и вот сейчас риккетсиоз. Дачи, у людей в разных районах дачи, сейчас грибной сезон, пишут в основном, что клещ укусил в лесу.»

А здесь исследуют паразитов. К примеру, эти были извлечены из организма человека совсем недавно. Но бичом для населения области остаётся описторхоз. Им заражены больше 10-ти процентов омичей. Между тем, оказывается опасно есть не только речную рыбу, остерегаться нужно и комаров.

Ольга Старостина — ведущий научный сотрудник группы паразитарных болезней Омского НИИ природно-очаговых инфекций
39:55/40:15 Примерно 1% всех комаров заражены дирофиляриями. Если человека укусит этот комар, то он передаст эту личинку человеку, она разовьётся во взрослую особь и эта особь будет мигрировать по организму человека. 40:29/41:00 Вот этот гильминт, который сейчас у нас циркулирует на нашей территории, он возбудитель подкожного дирофиляриоза, вот например эта дирофилярия удалена из глаза человека. Он мигрирует в любые органы. В глаз, под кожу плеча, руки, живота и даже в половые органы. Лечение оперативное.))

Сегодня институт — эта мощная научно-исследовательская база, самое передовое оборудование. Сотрудники учреждения стоят на передовой в борьбе с самыми опасными инфекциями. Впрочем, как и 100 лет назад.

История НИИ тесно связана с этим зданием на Интернациональной. Именно здесь всё началось. Сейчас здесь Омская епархия. Но в далёком 1921 году здесь расположился Омский бактериологический институт. Здесь было всего несколько лабораторий, но задачи перед сотрудниками ставились стратегические.

В начале прошлого века ситуация с инфекционными заболеваниями в Сибири и, в частности, в Омской области была катастрофической. Свирепствовала эпидемия и люди массово гибли.

Николай Рудаков — директор Омского НИИ природно-очаговых инфекций
«После того, как ушли войска Колчака из Омска, остался громадный очаг сыпно-тифозной, брюшно-тифозной и ряда других инфекций, нужно было с этим срочно что-то делать. Это могло быть большое крупное подразделение, и создали на базе пастеровской станции наш институт»

С поставленными тогда задачами институт справился. Но затем последовали вспышки других болезней. Омские учёные первыми в стране стали исследовать тулерямию, бруцеллёз и омскую геморрологическую лихорадку. А в военное время институт начал выпускать вакцину от таких опасных инфекций как столбняк, дифтерия, корь. Сегодня сотрудникам есть о чём рассказать и чем поделиться. В честь столетия института на конференцию съехались учёные вирусологи и эпидемиологи со всей страны.

Евгений Андаев — доктор медицинских наук, зам директора Иркутсткого научно-исследовательского противочумного института Сибири и Дальнего Востока
«Я считаю такой юбилей такого учреждения единственного наверное в мире, перепрофилированного под природно-очаговые инфекции…… Заполярья, Сибири и Дальнего Востока.»

Не только поздравляли сотрудников института, но и делились опытом. Некоторые учёные даже заявляли о весьма неожиданных способах борьбы с коронавирусом.

Валерий Локтев — зав.отделом молекулярной вирусологии государственного научного центра вирусологии и биотехнологии «Вектор»
» Возможно лечение коронавирусной инфекции вполне земным средством, называемым Мителеновый синий, синька по-русски. Этот препарат очень хорошо ингибирует коноравирус, практически полностью уничтожает его в сочетании с облучением красной лампой…….. и многие страны уже взяли себе этот простой метод и пытаются лечить синькой коронавирусную инфекцию на человеке. Если сегодня внедрить этот метод лечения, мы будем терять меньше людей в 5 раз.»

Сегодня Омский НИИ — один из самых крупнейших в стране и федерация возлагает на учреждение большие надежды.

Стратегические задачи ставятся по созданию крупного секвенаторного центра, чтобы мы имели возможность в очень короткие сроки проводить исследования, ставится задача развития работ по профилактике коронавирусной инфекции. На нашей базе существует три федеральных референт-центра и одна из задач развитие этих центров.

Как отмечают сотрудники омского научно-исследовательного института природно-очаговых инфекций, сто лет — это самый расцвет. Сегодня есть все необходимые ресурсы, чтобы противостоять опасным вирусам. И как заявляют учёные, в ближайшие два года, будет побеждён и ковид.

Последние новости