На омском радио довольно требовательно относились к формированию дикторского цеха. Принимали исключительно на конкурсной основе, вторым составляющим был интеллектуальный багаж конкурсанта. Профессия диктора требует знаний в разных областях, предпочтительным всегда считалось знание русского языка.

Виктор Ларионов Говорит Омск

Тамара Муренец В течение нескольких десятилетий с этой фразы диктора начинало свою работу омское радио.

Виктор Ларионов На омском радио довольно требовательно относились к формированию дикторского цеха. Принимали исключительно на конкурсной основе, вторым составляющим был интеллектуальный багаж конкурсанта. Профессия диктора требует знаний в разных областях, предпочтительным всегда считалось знание русского языка.

Тамара Муренец Диктор Полина Сухецкая – бывшая фронтовичка. Обладала необычайно красивым тембром голоса.

Виктор Ларионов На одном из юбилеев, во время демонстрации телевизионного сюжета я услышал голос, который своей интеллигентностью, тактичностью пленял и завораживал, создавал притягательный образ. Это была Полина Сухецкая.

Виктор Ларионов Для каждого без исключения диктора профессия была подарком судьбы. Ведь это, прежде всего обратная связь со слушателями.

Тамара Муренец И ещё одна звезда дикторского искусства омского радио – Николай Акимович Мироненко. Это счастливое совпадение голоса и души. Именно оно позволило ему создавать авторские поэтические композиции. Первая композиция была посвящена любимому поэту Сергею Есенину. Удивительно, но это факт, все те, кому посчастливилось работать с Николаем Акимовичем Мироненко, не зависимо от возраста и занимаемой должности считали его своим другом. Есть затертая от частого употребления фраза – «широкой души человек». Применительно к Николаю Акимовичу Мироненко точнее не скажешь. Хочу отметить, что в фонде омского радио хранится запись диалога двух легендарных дикторов омского радио: Клавдии Дмитриевны Рабинович и Валентина Иосифовича Шестакова. В 1973 омское радио отмечало тридцатилетие творческой деятельности заслуженного работника культуры РСФСР – Клавдии Дмитриевны Рабинович. Невозможно забыть её уникальный голос, аристократическую и в то же время такую родную и доверительную манеру ведения радиопрограмм. Она была профессионалом высочайшего уровня. И даже маститые дикторы и журналисты рядом с ней чувствовали себя учениками. Вот фрагмент записи беседы, которой без малого сорок лет.

Фрагмент архивной записи 1973 г.
Клавдия Дмитриевна Рабинович После окончания курсов стенографисток в 1943 году пришла в радиокомитет. Но сначала ответили отказом. Стенографистка уже была принята. Впрочем, на тот момент была в комитете вакансия диктора. Мне предложили прочитать текст и на этом дали понять – аудиенция окончена. Но едва за мной закрылась входная дверь, как вслед торопливо прокричали: «Вернитесь». Проводили в кабинет к председателю радиокомитета. Сначала меня приняли стажером. Однако, по воле случая, неожиданно заболел диктор, мне пришлось вести программу. Дебют оказался успешным. Тридцать лет работы – это волнующие страницы жизни страны, области и города. В годы войны мне неоднократно приходилось выступать в госпиталях перед раненными бойцами. Русский язык, русская литература стали неотъемлемой частью моей жизни. Мне приходило много писем от радиослушателей; были письма от девчонок, которые спрашивали о том, как стать диктором. По моему мнению, профессия диктора требует самоорганизации, повышенного чувства ответственности.