Можно ли пить воду из Иртыша и Оми?

Можно ли пить воду из Иртыша и Оми? Каждому десятому омичу приходится делать именно это. Данная часть населения региона не имеют доступа к чистой питьевой воде. А в сёлах и деревнях эта цифра доходит до 30%. Съемочная группа “Вестей” побывала в Черлакском районе, одном из тех муниципальных образований, где вопрос стоит особенно остро.

Брошенный в Иртыш насос и уходящая в воду труба – основные элементы водозабора в деревне Ольховка. Именно по этому старому шлангу вода поступает в деревню. При этом она не проходит никакой фильтрации и очистки. В нарушение всех санитарных норм.

В прошлом году – вспоминают жители – систему наконец почистили после многолетнего перерыва. В итоге из нее вымыли несколько центнеров грязи. Страшно представить, какой вода была тогда, учитывая, что и сейчас она мутная.

Бутылки и канистры с живительной влагой покупают не все. Кто-то набирает воду на колонках. Но сразу пить такую жидкость нельзя, даже после кипячения. Опасения людей вполне обоснованы. В Иртыш сбрасывают свои отходы китайские и казахстанские промышленные предприятия. А в Черлакском районе вода, как показывают исследования, особенно грязная.

Нефтепродукты и другие отходы попадают в Иртыш не только за границей. Неделю назад в Черлаке размыло ливнями овраг, возле которого местные жители несколько десятков лет сваливали мусор. Стихийная свалка устремилась вниз – к заливным лугам и реке. А ведь ниже по течению Иртыша находятся водозаборы, без очистки поставляющие воду в дома омичей и на колонки.

Но, даже убрав мусор с берега, Иртыш не очистить. Тем более, что проблемы с питьевой водой существуют не только в Черлакском районе. Особенно остро этот вопрос стоит на юге региона. Исправить ситуацию призвана специальная программа по развитию системы водоснабжения на территории Омской области.

Сейчас доступа к чистой питьевой воде не имеет почти треть сельского населения Омской области. К 2028 году, рассчитывают авторы программы, питьевой водой будут обеспечены уже 80% жителей села и 97% населения региона.

Дмитрий Кастравец